Сайт создан на платформе Nethouse. Хотите такой же?
Зарегистрировать домен .RU/.РФ за 140 рублей

Статьи

Подсудное мыло

Молодую дагестанку обвиняют в «террористической благотворительности»


Фото islamngy.biz


Уроженке Дагестана, бывшей студентке медицинской академии в Астрахани Саиде Халиковой на два месяца продлили срок содержания под стражей в московском СИЗО «Лефортово». Девушка обвиняется по серьезной статье — 205.1 (содействие террористической деятельности). По убеждению близких и адвоката девушки, под следствие она попала фактически за благотворительную деятельность и излишнюю доверчивость к людям.


Лефортовский суд Москвы оставил Саиду Халикову под арестом до 8 ноября. К этому времени молодая дагестанка уже почти как год будет находиться в неволе.


По словам адвоката Сабира Агаева, представляющего интересы Халиковой, окончательного обвинения против его подзащитной нет, но все крутится вокруг 43 с небольшим тысяч рублей, переведенных девушкой на счет своей бывшей компаньонши по производству мыла, некой русской мусульманки, уехавшей за границу и оказавшейся, по некоторым данным, то ли в Сирии, то ли еще где-то.


«Саида училась в Астрахани на 4-м курсе медицинской академии, лечебный факультет. Познакомилась в интернете с местными мусульманками. Встретилась с ними. Они предложили вместе работать в фонде по сбору денежных средств, созданном ими вроде бы как для благородных целей: помогать мусульманским ребятам, которые попали в тюрьмы Астрахани.


Тем, у кого нет возможности нанять адвокатов, посылки некому собирать и передавать и так далее, – рассказывает в беседе с КАВПОЛИТом адвокат. – Саида научилась у одной из девушек изготавливать мыло из естественных ингредиентов, и деньги, вырученные за его продажу, поступали на счет для помощи мусульманам-заключенным, наряду с пожертвованиями, которые шли через сайт, который они же открыли.


Вскоре та девушка, что приманила Саиду к этой деятельности, выехала за рубеж. Оттуда она стала требовать, чтобы ей перевели деньги, ту часть, которая ей полагается за проданное мыло. Кстати, у них с Саидой даже состоялся резкий разговор, фактически ссора, из-за того, что та изначально ей не сообщила о своей цели. Говорят, что та девушка с двумя детьми уехала в Сирию, где будто бы у нее муж.


В последний раз Саида продала мыла на 43600 рублей. В конце концов она решила, чтобы не быть в долгу, отдать деньги уехавшей и перевела их на тот номер счета, что ей дали. И куда деньги ушли дальше, она уже не знала».



Видимо, конфликт двух мусульманок в социальных сетях из-за денежных средств, полученных от продажи мыла и предназначенных на благотворительность, не остался без внимания компетентных органов.


В декабре 2014 года Халикову задержали во дворе ее дома в Махачкале. Причем, чтобы арестовать невысокую хрупкую девушку, к тому же страдающую хроническими болезнями, были подогнаны четыре БТР, подъехала целая армия спецназовцев, буквально штурмовавших забор дома. Девушку закинули в кузов машины, увезли в Махачкалу, оттуда в Москву. Следствие по ее делу ведет Следственное управление ФСБ.


Вероятно, этот факт играет важную роль в формировании отношения судей, постановляющих из раза в раз удовлетворить ходатайство следователей о продлении ареста Халиковой. И это несмотря на все доводы защиты — и прежде всего на то, что девушка сотрудничает со следствием, ничего не скрывает и к тому же страдает тяжелым заболеванием, анемией (малокровием).


«Судья на заседании по продлению вела себя крайне агрессивно и негуманно. В той манере, как изображаются фашисты в советских фильмах. Даже невзирая на то, что лечебное учреждение СИЗО предоставило справку о состоянии здоровья Халиковой — средняя степень анемии, судья не взяла его в расчет. Грубо требовала встать, "не прикидываться". Саида была явно в нехорошем состоянии, действительно еле передвигала ноги и едва могла поднять голову», — поведал наш собеседник.


По его мнению, в СИЗО «Лефортово», где находится Халикова, условия содержания более или менее нормальные (насколько могут быть нормальными условия в тюрьме), имеются телевизор, холодильник. Она может там молиться, надевает закрытую одежду, но качество медицинской помощи, в которой нуждается девушка, оставляет желать лучшего.


«Саида болеет, серьезно болеет. Иногда уровень железа в крови снижается до очень низких показателей — 60. Это меньше минимума. И если этого не предотвращать, у нее начнутся необратимые процессы в организме. Мы ее поддерживаем медикаментозно и делаем все, чтобы не ухудшилось состояние здоровья. Саида говорит, что те лекарства, которые сейчас ей дают, запоздали. Там уже нужно другое назначение, другие лекарства нужны. Потому что болезнь прогрессирует», — поясняет адвокат.







«При обыске в доме у Халиковой изъяли ноутбук. Он идет как вещественное доказательство в деле. Девушки переписывались по электронной почте. Следователь допрашивал ее об этой переписке. Она по каждому своему высказыванию, по каждому разговору дала исчерпывающие объяснения — по какому поводу переговоры велись между ней и другими администраторами сайта. Она фактически сотрудничает со следствием.


Надо отметить, что у нее и квитанции есть, как они расходовали средства, полученные в фонд поддержки мусульман-заключенных. Но следствию этого мало. Такое ощущение, что чем больше она сотрудничает, тем жестче становитсяпозиция следствия в отношении нее.


А между тем суд автоматически штампует постановления о продлении. Приходят какие-то полковники юстиции из прокуратуры, говорят, что ходатайство следователя поддерживают, считают его обоснованным, и что она может содержаться в изоляции, ее здоровью ничто не угрожает. А на реальное положение никто не хочет обратить внимания», – сетует адвокат Сабир Агаев.


Конфликт двух мусульманок в социальных сетях из-за денежных средств, полученных от продажи мыла, не остался без внимания органов


Трудно сказать, не видя материалов уголовного дела, насколько обоснованна жесткая позиция и жесткие формулировки следствия в отношении мусульманки из Дагестана. Возможно, тема ухода молодежи в запрещенные в России ближневосточные вооруженные организации и их финансирование являются головной болью для многих структур.


Однако не хотелось бы, чтобы смысл русской пословицы «Лес рубят, щепки летят» вновь применялся к «издержкам» уголовного процесса, когда судьба одного человека считалась неважной на фоне борьбы с «врагами народа».


Рустам Джалилов, "Кавказская политика"

Нет комментариев

Добавить комментарий