Этот сайт создан с помощью платформы Nethouse. Создать сайт бесплатно.

Статьи

Эксперты назвали возможным удаленное управление боевиками на Кавказе

Фото islamnews.ru


Боевики на Северном Кавказе активно используют Интернет, считает политолог Ахмет Ярлыкапов. Его коллега Яна Амелина убеждена, что у боевиков нет необходимости использовать современные средства связи. Развитие техники расширяет возможности боевиков, уверен журналист Орхан Джемаль.


Как писал "Кавказский узел", 11 октября в Москве сотрудники ФСБ задержали 10 человек, подозреваемых в причастности к подготовке теракта. По данным силовиков, задержанные прошли обучение в Сирии, в лагерях запрещенного в РФ и признанного террористической организацией "Исламского государства".


По сведениям ФСБ, боевики из России воюют на территории Сирии и Ирака на стороне "Исламского государства", отмечается в подготовленной "Кавказским узлом" справке "Выходцы с Кавказа в рядах ИГИЛ". ИГ (ранее - ИГИЛ) признано террористической организацией в России, США и ряде других стран. Организация демонстрирует себя как привлекательный и перспективный проект, направленный в первую очередь на молодежь, отмечали опрошенные "Кавказским узлом" эксперты. 21 июня в YouTubeбыло размещено сообщение о том, что боевики четырех вилаятов признанного в России террористическим "Имарата Кавказ" присягнули на верность лидеру "Исламского государства". ИГ приняло присягу боевиков Северного Кавказа и заявило о создании своего отделения в регионе.


Трое подозреваемых, в числе которых уроженцы Чечни, по решению суда были взяты под стражу. 13 октября издание "Интерфакс" сообщило о том, что по подозрению в подготовке теракта в Москве в розыск объявлен Эльбрус Биттиров. Уроженец селения Чегем-2 Чегемского района КБР Эльбрус Биттиров находится в розыске уже почти 15 лет, сообщил корреспонденту «Кавказского узла» источник в правоохранительных органах. По его словам, Биттиров был объявлен в розыск по подозрению в причастности к терактам в городе Пятигорске в декабре 2000 года и Минеральных Водах в марте 2001 года.



Ярлыкапов: боевики вынуждены общаться через Интернет и соцсети


Сеть «Имарата Кавказ» в значительной части управляется через Интернет, социальные сети, и руководители этой организации редко вступают в контакт между собой, предпочитают и вынуждены общаться через сеть, считает старший научный сотрудник Центра этнополитических исследований Института этнологии и антропологии РАН Ахмет Ярлыкапов.


По его словам, кабардино-балкарское подполье сконцентрировано не в горах и лесах, как боевики Дагестана и Чечни, а в столице республики, о чем говорят многочисленные задержания боевиков в самом городе, а также убийство в Нальчике в 2010 году лидера вооруженного подполья Кабардино-Балкарии Анзора Астемирова.


«В отличие от дагестанских и чеченских боевиков подполье КБР – это не беготня по лесу, а локализация в ряде населенных пунктов», - заявил корреспонденту «Кавказского узла» Ахмет Ярлыкапов.


Ранее Ахмет Ярлыкапов в интервью "Кавказскому узлу" рассказал о том, как "Исламское государство" активно использует Интернет для вербовки сторонников.

Он отмечает, что в горах сейчас достаточно хорошее покрытие со стороны мобильных операторов. «Есть и 3G, 4G. Мобильный Интернет – вполне реальная возможность вступать в коммуникацию. Вычислить общающегося по мобильному почти невозможно, поскольку используются «однодневные симки» - поговорил или вышел в Интернет и выкинул. Зачастую сим-карты регистрируют на подставных лиц», - рассказал Ахмет Ярлыкапов.

Джемаль: возможности боевиков с развитием средств связи сильно расширились


Период, когда «лес» испытывал «серьезные проблемы со связью», вторая половина двухтысячных, прошел, и теперь возможности боевиков сильно расширились, отмечает журналист Forbes Орхан Джемаль.


«Тогда проблема решалась с помощью системы видеообращений, и между тем, как один сказал, а другой отреагировал, могло прочти 2-3 месяца. Сейчас все по-другому – есть масса высокотехнологичных и недоступных для отечественных спецслужб систем коммуникации, и никто не мешает управлять удаленно», - рассказал корреспонденту «Кавказского узла» Орхан Джемаль.


По его словам, достаточно одного пособника, который принимает информацию у одного члена подполья и передает другому. «Делается это для того, чтобы в лесу не заработал мобильный Интернет, и туда не выезжала мобильная группа», - заявил Орхан Джемаль.


Амелина: группы боевиков автономны, и потому у них нет необходимости использовать современные средства связи


Социальные сети являются только источником первичной информации, и тенденций получать указы через них не наблюдается, считает секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба Яна Амелина.


«Никто не руководит ни по Интернету, ни по телефону, ни по телеграфу или телевизору. Во всяком случае таких примеров нет», - заявила корреспонденту «Кавказского узла» Яна Амелина.


По ее словам, территориальные подразделения «Исламского государства» или «Имарата Кавказ» в большой степени автономны, о чем свидетельствует борьба за власть между их руководителями, зачастую доходящая до боевых столкновений.


«Каждая из группировок или ячеек действует как черт на душу положит, и говорить даже не о полной, а об условной управляемости можно очень осторожно. Боевики – люди уникальные, не слепые марионетки, идущие на смерть. Они сами развиваются и выбирают направление движения», - считает Амелина.

Гудков: поддержке связи между отдельными боевиками способствует несовершенство правоохранительной системы


Руководство группами боевиков осуществляется как с привлечением Интернета, так и с помощью личных встреч, считает полковник ФСБ в запасе, экс-зампредседателя комитета Госдумы РФ по безопасности Геннадий Гудков.


По его словам, в условиях «дырявой правоохранительной системы, коррумпированной границы» проблем у боевиков с общением и перемещением «никаких не возникает».


«Если ты платишь и знаешь, какая смена на блокпостах коррумпирована, можно из Кавказа в Москву черта с рогами привезти», - заявил корреспонденту «Кавказского узла» Геннадий Гудков.


То, что Биттиров находится в розыске 15 лет, эксперта «совсем не удивляет».


«В нынешней России объявление в розыск – номинальный акт, который зачастую за собой ничего не влечет. Человек может жить в соседнем от отделения полиции здании и даже не подозревать, что его разыскивают, потому что реально, на деле, его никто не ищет. В полицейских отчетах ограничиваются формальными отписками. Если разыскиваемый сменил документы и внешность, то вероятность, что он будет пойман, стремится к нулю», - рассказал Гудков.


Что касается подозреваемых в терроризме, то их розыск осуществляется серьезнее, отметил Гудков. Впрочем, добавил он, речь идет только «верхушке», в которой «всего десятка полтора» и «точно не Биттиров».


Олег Краснов
"Кавказский узел"

Нет комментариев

Добавить комментарий